Рекрутинг, как средство устройства на работу

рекрутинг, как средство устройства на работуОдни соискатели работы, столкнувшись с данным явлением, плачут и хлопают дверью, мужчины почаще посылают непечатными словами подальше, кто-то не имеет возможность долго выйти из ступора, ну а кое-какие - соглашаются на любые испытания, лишь бы заполучить желанное место.

Модное ноу-хау, которое сейчас все больше практикуют в компаниях при подборе персонала, - стресс-интервью. Напрямик скажем, испытание не для слабонервных. Рекрутинг, как средство прибора на работу пользуется в настоящее время широкомасштабной известностью.


Кролик, беги!

Моя знакомая, девушка с 2-мя высшими образованиями, опытный экономист, ушла с работы в банке год обратно: сначала к минимуму сократили оклады, а потом и персонал. Чуть-чуть отдохнув, она разослала резюме и отправилась на собеседование. Вечерком, всхлипывая, позвонила: «Мне устроили это, до чего ни один извращенец не додумается!» Поначалу ее по непонятным причинам задержали на ресепшен, и она на полчаса запоздала на интервью. Потом кадровик минут 10 не обращал на нее внимания — болтал с кем-то по телефонному аппарату. К нему через пять минут присоединился иной человек, и, не поздоровавшись, молча уставился на нее.

В последствии некоторого вступления
Маше неожиданно заявили, типа, а вы знаете, что выглядите, как путана! Она захлебнулась от обиды. Несколько проф вопросов и — опять пощечина: «Вы же неудачница — не замужем, трудились простым экономистом, ничего в жизни не достигнули. Зачем вы нам?» — «Как не достигнула?!» — вспыхнула моя знакомая и стала перечислять: понимает языки, окончила два института, интересуется всеми новаторствами в своей сфере... А ей в ответ: «Вы возрасли в неполной семье, и это сказалось на вашей психике, отыскиваете другую работу».

Маше не растолковали, и она сама не подозревала, что к ней на собеседовании при рекрутинге, как средстве прибора на работу применили интервью в стиле «стресс». У нас похожие эксперименты ранее не практиковались: и ментальность другая (мало кого мотивируют оскорбления, унижения либо ругань), и рынок труда не такой широкий. Ныне работодатели себя чувствуют, как коты в масле: размашистый выбор специалистов позволяет более изощренно годиться к выбору будущих сотрудников. Но как к схожим экспериментам относятся интервьюируемые, специалисты по рекрутингу, кадровому консалтингу и HR и собственно что по этому поводу думают психологи?


Заинтересовавшись темой
, я стала коллекционировать свежие истории, подобные Машиной. Оказалось, 1-го вполне маскулинного молодого человека, который желал стать менеджером по продажам бытовой техники, «вышыбли» вопросом о сексуальной ориентации. Что он дал ответ — догадаться нетрудно. Девушке, претендующей на пространство маркетолога, устроили сценку: группа кадровиков села с одной стороны, интервьюер — с иной, и молча ждали, к кому она сядет спиной, позже после нескольких профессиональных вопросов один из группы произнес негромко, но всем слышно: «Ну и дурочка». Девушка расплакалась, и, оскорбленная, убежала. Но наблюдались и другие реакции: молодой человек, которого пригласили на собеседование, вошел в кабинет, а там все идет своим чередом и никто на него не направляет внимания. Он покашлял — никакой реакции. Он — рассмеялся. Ему улыбнулись в ответ. Бомбардирование вопросами в довольно быстром темпе он выдержал тоже. Собеседование произошло.


Но горечь и обида
После стресс-интервью остаются — в зависимости от персональных способностей забывать неприятности. Человеку свойственно запоминать всякую стрессовую ситуацию, и она впоследствии является тормозом его становления: возникает боязнь идти дальше, теряется вера в себя и средства способности. Все происходит на уровне мышления: вот человек приготовился к собеседованию, он повторяет собственный спич, у него есть план действий. Впрочем попадает в ситуацию, которая полностью рушит его намерения. В определенных участках мозга происходят резкие тормозные реакции. Появляется ступор. Он не может адекватно ответить, поэтому что заготовленные ответы не годятся. Позже идет резкий прилив эмоций: меня обесценили как человека. И сообразная реакция: слезы, хлопанье дверью. Те люд, которые способны дать отпор (а у каждого своя реакция на стресс — замедленная, ускоренная либо же стандартная), ругаются. Те, у кого реакция ускоренная, естесственно, могут и победить в «схватке» с рекрутами либо с работодателями. Но самое страшное последствие стресс-интервью — убыток, нанесенный самооценке, болезненный удар по самомнению, и, как последствие, дальнейшая неуверенность не только в собственном профессионализме, хотя и в своих личностных качествах.


Хамство и опасный опыт

Зачем это нужно? Так работодатель имеет возможность проверить претендентов на толерантность, устойчивость к стрессам, умение среагировать либо не среагировать в определенной ситуации, отстоять свое суждение. Подобное интервью должно показать, как кандидат на должность реагирует на неуважение к для себя, на вопросы личного характера. В арсенале профессионалов по рекрутингу, как средству устройства на работу сыщется множество весьма изощренных способов проверки соискателя. От самого тактичного — испытания временем, когда претендента заставляют опоздать на встречу, где его ожидает «разгневанный» кадровик, наблюдающий, как человек вывернется из ситуации, — до самого строгого, нарушающего личностное пространство человека. Как поведал Игорь Райский, HR-специалист, подобные собеседования демонстрируют, насколько быстро человек ищет правильный ответ, упорядочивает информацию, понимает ли то, что происходит с ним, как рассматривает себя, способен ли он бороться, либо же сразу сдается.

По данным 1-го из рекрутинговых агентств, сегодня стресс-интервью считают очень эффективным около 15 процентов нанимателей, 10 — относятся лояльно и из интервью ликвидируют, как они говорят, «издевательские вопросы», то есть касающиеся собственной жизни, 40 — считают такой расклад неприемлемым. Однако главная проблема — у нас не достаточно специалистов, готовых профессионально проводить подобные собеседования, и нередко в компаниях путают хамство с психологическими экспериментами. В неопытных руках стресс-интервью — довольно опасно. К тому же, как считают специалисты по психологии, по правилам (и так делается в мире), соискателя должны предупредить о будущем стресс-интервью до начала тесты. У нас даже после ничего не разъясняют.


Сегодня умению
проверять будущих сотрудников на толерантность учат во многих компаниях. Конечно, предупредив человека об опыте, сложнее получить реальную картину — он успевает собраться и приготовиться. И когда соискатель хочет получить работу, он имеет возможность сыграть нужную реакцию. Хотя психологи, коих приглашают для этих целей руководители фирм (они не участвуют в собеседовании, лишь смотрят за реакцией претендента на должность), практически постоянно определят степень искренности. Но каждый обязан знать, что с ним делают. И, если болтать о правах человека, то предупреждение — это все-таки больше правильный путь. Соискатель все равно не понимает, что именно будут  оценивать, откликнется характерным для себя образом, да и упражнения возможно построить так, что его реакции станут непосредственными.


Спартанцы тех
, кто бледнел в стрессовой истории, бросали со скалы, а тех, кто багровел, брали в воины: им было важно, собственно что человек не боится, а заводится. Очевидно, собственно что для определенных профессий тест на стрессоустойчивость — это хорошо, полезно и важно. Много таких рабочих пространств, где ты, по сути, себе не принадлежишь. Это добровольческий выбор, и немало людей с этим соглашаются. Они и психологически, и этически готовы быть «механизмом». Впрочем специалисты HR и психологи считают, что некорректно проводить эти «проверки на вшивость» для претендентов каждой профессии. Для специальностей, связанных с работой в сфере обслуживания, ревизия человека на предмет толерантности — абсолютно корректна, поскольку нужно уметь адекватно откликаться и отвечать на провокации, вспышки ярости, занудность и многие другие негативные явления. Если соискатель будет трудиться в сервисе, то ему на собеседовании имеют все шансы создать ситуацию, когда его ругают, винят, критикуют, предъявляют претензии. И если у него реакция — сам идиот, пошел вон отсюда, то, очевидно, собственно что он не подходит. В сфере обслуживания довольно важно определить, как специалист умеет получаться с претензиями, гасить гнев у клиентов.


Профессионализм либо самопожертвование?

Но собеседование — это, же 1-ый шаг в компанию, и человеку важно читать сигналы: как со мной станут себя дальше вести, будут ли почитать мои личные границы, или я нужен только для выполнения определенных функций? Так прокомментирует возможные реакции на стресс-интервью: «В случае если вы действительно хотите работать в этой конторе, а на собеседовании вас таким образом «изумили», то реакция «заплакать-хлопнуть дверью-уволиться», конечно, неправильная. Потому что вы незамедлительно демонстрируете: не будете подчиняться. Не сможете иначе реагировать — значит, это не ваше пространство. Если вы предполагаете работать в сфере обслуживания, то обязаны быть готовы, что ваши границы станут нарушать часто. Потому что для нанимателей этой отрасли важно, умеете ли вы удерживать личные эмоции. У меня есть студентка, кот-ая служит домработницей у богатых людей, и учится в институте, хотя им не говорит об данном — выгонят. Они ее взяли на почти все годы — в такие дома не берут, кого попало, потому девушка пять дней в неделю готова отдавать им себя, доля своей жизни, сокращать свои личностные границы за немалые деньги».


Любопытной
Мне показалась идея Инны, когда она предположила, что с данным согласятся те, кто привык к стабильности: есть люд, которые думают сами о себе, а есть что, кто ждет, что о них позаботится начальство либо государство. В каком-то смысле это перекос ответственности, хотя они готовы продаваться и принимать любые обстоятельства.

Есть и те, кто искал работу по душе и отыскал ее, несмотря на все испытания. Как последствие — и ожидаемый успех, и финансовое удовлетворение, и вероятность карьерного роста, и самореализация. Сомневается, что человек, кот-ый остро пережил стресс собеседования, но «отбился» и получил место, может расслабиться. Силы мобилизуются, ресурсы направляются на то, дабы даже в напряженном состоянии продуктивно работать, хотя все приведет к тому, что человек начнет ныть. Это наблюдается во многих компаниях: ни с такого как ни с сего с температурой под 40 слег раз сотрудник, потом другой, причем, без гриппа, без ОРЗ. Организм практически постоянно себя защищает болезнью — или физической, либо психической. Как правило, болеют менеджеры, а им-то и организуют стресс-контроль чаще всего.


Есть еще раз вопрос
по поводу стресс-интервью: прибыльно ли иметь людей, которых не прошибить ничем, в том числе и стрессом, в коллективе? Иметь смелость защитить себя — это отлично. Но хорошо для самой личности, а не для работодателя. что, кто выдержал стресс-контроль, для владельца компании или топ-менеджеров являются конкурентами. Хотя руководство вряд ли догадывается, собственно что нашло себе конкурента. Я с трудом представляю, как они подчиняются — это же нескончаемые противники, всегда будут возражать, поскольку имеют ускоренную психологическую деятельность, свойственную гипертимному типу личности. Ими движет желание деятельности, погоня за переживаниями, они уверенные в будущем и ориентированные на удачу. Таким людям трудно работать в заданных рамках, они их каждый день пытаются нарушить, при этом убедительно аргументируют надобность этого».


Специалисты HR
называют стресс-интервью опасными, тем не менее, утверждают, что с минувшего года их в нашей стране используют все почаще, и соискателям сегодня не сладко. Значит что, кто ищет работу, нужно быть готовыми к что, что их будут испытывать на крепкость. Как вооружиться и как вести себя в истории стресс-контроля? Во-первых, как рекомендуют психологи, четко для себя уяснить, собственно что стрессоустойчивые люди умеют анализировать ситуацию и создавать выводы: нет, это вы просто гласите, а на самом деле, конечно, вы например обо мне не думаете и ваши дурные вопросы мне безразличны. Адекватная самооценка не ставит этих людей в позицию выбора — хороший я либо плохой? Я пришел, меня не взяли — означает, не подхожу, и это не свидетельствует о моих недостающих знаниях или умениях. Стрессоустойчивость возникает в итоге прохождения одной и той же ситуации, то есть надо(надобно) пользоваться накопленным опытом. Когда человек опытен и понимает последствия, он умеет адаптироваться.

Поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях:

На ту же тему
Женщины в бизнесе и дома © 2018 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх