Восстание машин… в XVI веке?

Восстание машин… в XVI веке?
С самого начала «промышленной революции» параноики пытаются убедить человечество, что машины и автоматы приведут к массовому вымиранию людей: тысячи рабочих будут за ненадобностью увольнять с фабрик и заводов, обрекая на голодную смерть – это версия XIX века.

Всеобщая автоматизация производства лишит человечество необходимости трудиться, что повлечёт за собой скуку и сумасшествие – версия XX века. Вышедшие из-под контроля роботы и суперкомпьютеры начнут против человечества войну и победят в ней, истребив или поработив всё живое – версия XXI века. Однако, как оказалось, эта глупая идея совсем не нова: подобные настроения ходили и в эпоху Возрождения, и нечто похожее при желании можно найти и в античную эпоху.

Но вернёмся к Возрождению. Интеллектуальная общественность всего цивилизованного мира (прежде всего менее развитых стран) больше всего боялась… печатных станков. Дело в том, что в средние века всю письменную продукцию: от канцелярских справок до толстых научных трудов производили писцы. За свою работу они получали довольно большую плату, а кроме того, пользовались перед большинством остального населения (включая дворян, епископов и даже монархов) стратегическим преимуществом: они умели читать и писать, поэтому были широко эрудированными и могли подспудно (а то и открыто) влиять на общественную жизнь.

Гутенберг и его соратники были для таких людей лютыми врагами, что выражалось в постоянных проклятиях в адрес нового устройства. Но рискнули ли «смиренные и боголюбивые» монахи и канцеляристы перейти от слов к делу?

По мнению некоторых учёных, в Москве XVI века разгорелась самая настоящая война с машинами. Все мы знаем, что типографию русского первопечатника Ивана Фёдорова таинственным образом подожгли вскоре после её запуска. По одной из версий, пожар был делом рук писцов, которые увидели (и не безосновательно) в диковинной машине угрозу своему «бизнесу». Окончательно причастность работников пера и пергамента к пожару пока не доказана (но следствие по делу ещё не прекращено), однако последствия катастрофы были немаленькими: Иван Фёдоров быстро удалился из Московского государства в Литву, а оттуда – во Львов. Это был уже какой-никакой Запад, и тамошние обитатели к тому времени успели раскусить, что ничего страшного в типографских и других машинах нет, больше того – они открывают хорошие возможности и для хозяйства, и для политической и религиозной борьбы.

Поделитесь статьей с друзьями в социальных сетях:

Предыдущая статья: Следующая статья:
На ту же тему

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Женщины в бизнесе и дома © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх